?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Статья 1. Деньги с большой буквы.
Статья 2. Деньги не виноваты.

Статья 3. Деньгам страшно, но они надеются.

«Мир, как мы его знаем, подходит к концу», как поёт 60-летний БГ, слава ему. Вероятно, нас ещё очень ждут большая смута и большая каша, причём в планетарном масштабе. И самое время подумать: как уцелеть в этом урагане. Как в своё время это сделали герои фильма «Смерч», наскоро привязавшись ремнями к водопроводной трубе.


И самое время расспросить свою бессмертную Душу об этом. Люди забывчивы, книги полны вранья. Только сердце способно выручать, чутьё. Думать и действовать сердцем – такова структура момента здесь и сейчас. Потому что Душа и Сердце – синонимы.

Мы воплощаемся из раза в раз на этой усталой планете, решаем какие-то задачи, копим опыт. Можно говорить о том, что мы заблудились, попали в ловушку Матрицы, что мы заигрались. А можно сказать, что некие специальные компетенции Души нашей требуют оттачивания, и за одну жизнь эту миссию не пройдёшь. Ибо мы выстраиваем некий вектор - долгосрочную кармическую карьеру, перетекающую из воплощения в воплощение. Потому что в ходе единичного воплощения Душа очень быстро покрывается коркой невосприимчивости. Складывается устойчивый образ восприятия (заскорузлый перцепт), и выйти за его рамки можно, только разрушив этот перцепт, иногда вместе с телом. Парадокс в том, что мы обжигаем глиняный кувшин в печи, - но, как только мы вынимаем его из печи, приходит осознавание, что для будущего пира нужен другой кувшин, а этот, любовно спроектированный нами загодя, морально устарел уже на входе в гончарную печь, невместителен, не годится.

Дальше буду говорить от первого лица. Предположим, я из жизни в жизнь оттачиваю кармическую карьеру мага и волшебника, архитектора, устроителя цирковых представлений. И я каждый раз исполняю одни и те же номера, пою одни и те же кармические куплеты, но на разном языке, на разные мотивы, в различных помещениях. Иногда мне рукоплещут, иногда забрасывают помидорами, иногда камнями. Иногда меня просто жгут за это пение. Но это никак не отбивает мне охоту совершенствовать свою программу, свои приспособления и свои инструменты. Мне радостно снова и снова переживать свою творческую мощь, уподобляться Создателю в каждом новом акте творения. Пусть поначалу что-то не получается, выходит кривовато. Но с каждым новым уровнем игры растёт и класс, а это радует.

Вот, предположим, воплотился я Соломоном. Две темы: Храм и многочисленные женщины. Ну, женщины ладно, это к делу не относится. Ещё не успел возмужать и окрепнуть подросток Соломон Давыдович, встать на крыло, - а уже зудит в мозгу и в сердце: нужен Храм. Своеобразный скворечник для Яхве, чтобы Он мог сюда прилетать и здесь жить. Такие идеи с неба не падают просто так. Это означает одно: строил храмы и раньше. Например, в Египте. А до этого – в Атлантиде. А до этого – в Гиперборее. Храм – своеобразная приманка для Богов. А если копнуть глубже – великолепный инструмент для энергоотбора, для перенаправления энергии молящихся куда-то на ту сторону, на тонкие планы. Соломон ещё не в курсе; он экспериментирует на поприще религиозной магии и архитектуры, ему всё интересно, всё как бы в новинку. Ребёнок играет, не мешайте ему.

Проект планетарного масштаба; по сегодняшним меркам в тему закачено несколько сотен миллионов долларов. Десятки тысяч гастрбайтеров со всего света пыхтят, заливая фундамент, укладывая полы из мрамора, штукатуря. Вот, проходит пятнадцать лет, и Храм сдан в эксплуатацию. Первое богослужение; все ждут чуда, и чудо настигает: облако входит в скинию. Прибор работает, радости нет предела.

Но потом оказывается, что эксперимент удался только один раз, и повторить его не представляется возможным, несмотря на все усилия синедриона. Яхве больше не приходит. Хотели как лучше, получилось как всегда. Точка безубыточности не пройдена, NPV меньше нуля.

Соломон, не желая терпеть капризы Яхве, строит новые приманки для Богов. Он оправдывает это тем, что его жёны и наложницы понаехали из разных стран, со своими верованиями, и им тоже нужно куда-то ходить отправлять культ. Храм Астарте, храм Ваалу, храм неведомому богу Вицлепуцли. Как-то так.


Храмовые новостройки ни в какое сравнение не идут с тем, что устроено для Яхве; одно слово – курятники. Соломону даже где-то стыдно за эту диверсификацию культа. И вот здесь его навещает главная мысль, которая многажды вослед будет повторена святыми старцами: «церковь не в брёвнах, а в рёбрах». Нужно, чтобы Бог жил в Душе, вот самый надёжный из всех Храмов. А для синергии было бы совсем нелишним, чтобы Бог, живущий во множестве Душ, время от времени собирался вместе в некоем месте, устрояя единство Себя в Себе, некое собрание, экклезию и церковь, но уже нерукотворную. Так возникает синергия Душ. И тогда Соломон придумал масонство.

Однажды он сказал своим адептам: вот мы построили Храм, как некий рукотворный образ нашего Святого Сердца, посвящённого Богу. Некий Сакре Кёр, как потом будут говорить французы, собираясь на холме Монмартр подле одноимённого храма.


Теперь же нам предстоит новое строительство (фаза 2), но это будет уже не религия, а социальная технология, посвящённая Богу. Мы создаём храм в формате ордена - некий новый порядок, который будет воспроизводить сам себя. Сверхзадача этого порядка – методами социального строительства, науки, бизнеса – превратить всю планету в единый Соломонов Храм, в единое Живое Сердце Бога. Дело небыстрое, понадобятся тысячелетия. Но дело верное.

Далее Соломон сказал своим соратникам: представьте себя единым организмом, Адамом Кадмоном. Вы – это некий усложнённый я, единый Соломон. А рядом примостились мои дамы (язык не поворачивается сказать – бабы). Это как бы весь оставшийся мир, погружённый в свои простенькие мечты и верования, в бытовуху, наглухо позабывший Живого Бога. Чтобы у Соломона всё получилось с его дамами, и был консенсус, необходимо устроить единство в многообразии. Чтобы каждая дама могла молиться своему Богу на своём всяк месте, но чтобы над этим стояла мощная идеология, преодолевающая расовые, гендерные, возрастные и религиозные различия. И она бы выступила единым стержнем, фундаментом, неким совместным пространством для игры и творческого роста, в котором всем было бы комфортно жить и работать. "В общем круге для общего дела", как потом скажет утопист Фурье, в пересказе народных поэтов Беранже и Курочкина. В конце концов, мы пришли сюда резвиться. Или нет?

Чтобы нам ускориться, говорит далее Соломон, необходимо отложить в чемодан Луи Виттон наши замшелые верования и заняться чем-то более перспективным. Например, чародейством, магией, ворожбой. Ходят слухи, что я руковожу джиннами, молва уже разнесла эту весть по окружкомам. В этом есть крупица правды. В моих тайных лабораториях проходят опыты над таким малоизвестным греческим феноменом, как электричество. В лаборатории 1 мои учёные гребнями чешут шерсть уготованным на заклание баранам; а в лаборатории 2 – смежная группа трёт шёлком о стекло. Выразительная штуковина, результаты превосходят все ожидания. Мы ещё предприняли ряд экспериментов с водяным паром. Выбросы пара под давлением, которые вырываются из герметичных котлов через свисток на изрядную высоту, невежественное население Иудеи принимает за джиннов, а свист – за их вопли. Пока мы не слишком продвинулись, но наука на месте не стоит. Наука, освящённая иллюминацией Божественного озарения, словно бы этуаль, сиречь звезда на верном пути Просвещения, - вот к чему мы однажды придём. Пусть не в этом воплощении, но нам предстоит это узреть.

(В этот момент из зала раздаётся голос: ну и причём здесь Деньги? И каким краем это к тамплиерам? Раздражённый нетерпеливый голос извечного блоггера-торопыги. Сейчас всё будет)

Через несколько лет Соломон умирает, масоны первой волны уходят в подполье. А ещё через несколько тысяч лет на свет Божий проступает организация, учредители которой задаются целью: заново переинсталлировать Храм Соломонов, он же Тампль, отсюда и тамплиеры. Для начала – отвоевать у сарацинов Иерусалим и установить свой приорат над Гробом Господним. Одновременно – устроить свою резиденцию в Соломоновом Храме (в том, что от него осталось), а также учредить штаб-квартиру ордена в славном городе Париже, назвав её Тампль.


Опять же говорим: такие идеи просто так в голову не падают. Ребята вспоминают себя призванными, хранителями, масонами первой волны. И сначала они наступают на те же грабли, что и Соломон: пытаются устроить храм рукотворный. Несколько крестовых походов заканчиваются полным фиаско; в конечном счёте, Иерусалим остаётся за Саладином и его последователями. И здесь крестоносцев посещает та же мысль, что и Соломона в своё время: церковь не в брёвнах, а в рёбрах. Соломонов храм там, где многие люди, воодушевлённые одной светлой идеей, творят праведные дела.

И тогда орден тамплиеров тихонько преобразуется в финансово-промышленную группу, в холдинг. И тут начинают играть Деньги.

Денег нужно много, у ордена громадьё планов.  Во-первых, строительство дорог от Парижа до Иерусалима и далее. Чтобы сделать дороги безопасными, необходимо обустраивать на них контрольные пункты. Это всё – инвестиции. Параллельно с этим – торговый и военный флот, дела благотворительности, сети общественных столовых и пункты раздачи милостыни. Источники финансирования ясны: это рыцари, отправляющиеся в поход, и их имения, передающиеся в орден на срок в доверительное управление, в траст. Но это – ещё не деньги, это только имущество, которое даёт текущую ренту, но этой ренты недостаточно для инвестиций. И тогда тамплиерам приходит счастливая мысль: напечатать дорожные чеки. Это – первая в мире международная платёжная система.

Внешний повод для создания чековой системы прост. Нет нужды возить деньги по дорогам, рискуя потерять их или быть ограбленным (ситуация неспокойная, тёмное средневековье на дворе). Достаточно сдать свои деньги в кассу, а взамен получить расписку ордена о сдаче денег на хранение, с правом немедленного получения денег. Эти вложенные в депозит деньги потом можно обналичить в любом из многочисленных отделений ордена, на любой дороге, охраняемой тамплиерами, полностью или частично, за вычетом некоторой комиссии за хранение. Это уже потом места складирования денег назовут банками. Первый традиционный банк, как мы знаем, появляется в Венеции в 16-м веке. То есть через 300 лет после Тампля – центробанка империи Храма.

Внутренний же повод, центральный повод для этой затеи – создать магнит для капиталов, внушительные остатки золотых денег во всей сети хранения, чтобы под это дело напечатать неограниченное количество дорожных чеков, сделать неконтролируемую эмиссию. И тем самым – ввести собственную параллельную валюту, которая сбалансирует внеоборотные и оборотные активы на балансе Тампль-Банка. И одновременно – существенно ускорит оборот капитала, повысит ROE (см. формулу Дюпона).

Здесь тамплиеры начинают подрубать под корень традиционный еврейский бизнес, который к тому времени активно складывается на долговых расписках – векселях. Евреи кредитуют иноплеменников под 40% годовых, тамплиеры – под 10%. История не сохранила сведений по поводу комиссионных; но надо думать, что процент за акцепт векселя был существенно выше, чем процент за обналичивание дорожного чека. Это можно объяснить тем, что тамплиерский бизнес был в законе у королей и в благословлении у пап. Еврейское же ростовщичество всегда было делом презираемым; евреи часто не получали своих долгов назад, поэтому они были вынуждены закладывать в процентную ставку премию за риск. Тамплиеры были свободны от этого риска – долги, сделанные ими, всегда возвращались. На то была законная воля короля, и на то было честное имя самих храмовников, которых никто не желал (да и не осмеливался) кидать.

И, наверное, самое главное. Тамплиеры были воинствующими монахами, принявшими обет нестяжания. Поэтому они управляли всеми сокровищами ордена, не владея ими, управляли активами на доверии, ставя на кон своё честное имя, конвертированное в деловую репутацию. Они усиливали свою организацию, капитализировали свой собственный замысел, при этом дистанцируясь от того дохода, которые эти деньги могли бы принести лично им.

Поэтому орден был не акционерным обществом, а товариществом на вере («кредит» - это от латинского credere, верить). Поэтому храмовники искали баланс между притоками и оттоками, между усилением могущества самого ордена – и облагораживанием окружающего мира окрест ордена. В современном смысле, они занимались дыхательными упражнениями, качали энергию «ци» в денежной форме. Устанавливая приоритет «мы» над «я», храмовники работали на чётком контрасте с евреями, чьё выпуклое гипертрофированное «я» довлело (ну и продолжает довлеть) над всей их финансовой деятельностью во имя горячо любимого бога (Яхве? нет; Золотого Тельца).

Евреи всю дорогу пеклись о кубышке, тамплиеры – об организации альтернативного жизненного пространства во славу Божию. Если угодно принять, соперничали два ордена: Орден Мёртвой Головы и Орден Живого Сердца. Заново схлестнулись две магии: тёмная магия Атлантиды и светлая магия Гипербореи. Ни евреи, ни храмовники – не могли об этом даже догадываться; их вёл инстинкт, который они склонны были определять для себя как основной. Одни и те же фигуры заново воплощались: в Гиперборее, в Атлантиде, в Египте, во времена Соломона, в тамплиерах; ставились и решались одни и те же задачи.

Вот, светлая магия Денег – и финансовая задача: принять, чтобы отдать. Разморозить Деньги, сделать их живыми, мобильными (кинетический аспект).

Вот, тёмная магия Денег – и финансовая задача: отдать (в рост), чтобы принять. Заморозить Деньги, набить ими банки и сундуки, омертвить (потенциальный аспект).

И тёмная атлантическая магия победила – в очередной раз. Результат налицо - сложившаяся up to now мировая финансовая система. Монах Лука Пачоли, разбирая финансовые документы разгромленного ордена Храма, выявил развитые навыки бухгалтерского учёта холдингового типа: отчёты по подразделениям, консолидированные в ежегодную отчётность. Но главное – систему двойной записи хозяйственных операций по балансовым счетам, которую он потом опубликует как свою.

Что сгубило тамплиеров? Прежде всего - размах, гордыня, ослеплённость собственным сиянием, ложное осознание собственной исключительности и исключительности своей миссии. Иоанн Лествичник пишет по этому поводу: «где произошло падение, там предварила гордость». Объект управления перерос субъект, система вышла из-под контроля. В какой-то момент тамплиеры ощутили себя самодостаточным государством в государстве, которое идейно (а где-то и финансово, и в военном отношении) переросло традиционные государства тогдашней Европы. Только что выскочив из плена чакр № 1 и 2 (через целомудрие, нестяжание и военное бесстрашие, с готовностью потерять жизнь каждый день) – тамплиеры тотчас же попали в ловушку чакры № 3 – управление и контроль. И даже развитые чакры 6 и 7 не помогли храмовникам избавиться от иллюзии всевластия. Сегодня этой же иллюзией страдает мировой финансовый иудаизм, как практическая технология для Матрицы. И падение этой Тёмной Башни будет значительным, тут нет сомнения. Задача текущего момента для всех нас – не погибнуть под её обломками.

Жак де Моле, последний гроссмейстер ордена (в одном из воплощений – царь Соломон собственной персоной), запытанный и сломанный, искалеченный, валяется на соломе в подземельях Тампля – того самого Тампля, который послужил цитаделью ордена, хранилищем его несметных богатств. Он жаждет смерти как избавления от мук. Именно отсюда его уже скоро повезут на казнь, где и сожгут. Жаку де Моле горько осознавать, что он заигрался. Что дело его рук будет многажды похерено и оболгано. Что тамплиеров и масонов первой волны однажды обзовут передовой колонной сионизма, то есть на концептуальном уровне – смешают со злейшими врагами Ордена.

Что Орден Живого Сердца в очередной раз дал слабину, понадеявшись на добро с кулаками (с мечами, щитами и доспехами). Что финансовая магия Ордена имела изъяны; и, прежде всего – полное отсутствие политического прикрытия на уровне светских властей. Орден, кредитуя короля Филиппа Красивого, сделал его своим врагом, позволил тому вступить в сговор с еврейскими домами, допустил, чтобы евреи перекредитовали долг короля на тех же условиях, а частично и списали – в обмен на существование Ордена. Это была сделка, которая похоронила Орден, и которую «великий магистр» не удосужился просчитать и задробить в зародыше.

Если бы де Моле верил в реинкарнации, он не стал бы так сокрушаться. Он бы враз ощутил, что нынешняя игра здесь и сейчас – это не более чем зарисовка, подмалёвок, закладка в будущие проекты. Позавчера это был Храм Странствий в самом центре гиперборейской столицы Полы; вчера это был храм Соломона, сегодня - платёжная система Temple Smart Money, раскинувшаяся по дорогам от Иерусалима до Парижа; а что будет завтра, что вырастет из этого опыта – неведомо никому. Нужно продолжать изыскания; нужно странствовать, копить осознавания, мудреть - и не раскисать под ударами судьбы. Правильный тамплиер – это не пушистый домосед, он всегда в седле, всегда готов к переходу.

Поэтому мяч снова в игре. Поэтому один из архитекторов тамплиерских финансов – в этом воплощении занимается тем же самым (платёжная система CONTACT, погуглите). Что называется, не доиграл. На юбилей Коля подарил мне советский рубль образца 1991 года – никогда не бывший в обращении, ибо государство, выпустившее его, «внезапно» перестало существовать. Здесь как бы красивый намёк на Деньги как на зачаток для будущего; семя, брошенное в землю, умирает, чтобы назавтра принести много плода. А это – формула бессмертия.

(Продолжение следует)

Comments

( 9 комментариев — Оставить комментарий )
ольга процив
3 дек, 2013 11:45 (UTC)
Браво,автор!Очень интересно читать,у вас замечательный слог.Вы позволили мне взглянуть на деньги с другой стороны:они не плохие и не хорошие,все зависит от того,в чьих они руках.Казалось бы,какая простая мысль,а вот не приходила мне в голову,все думала,что деньги-это зло.Вот так стереотипы и штампы не дают нам развиваться в полную силу.Пишите дальше!
foma_didim
3 дек, 2013 12:56 (UTC)
Благодарю, хвала не отрава ))).
tslongin
9 дек, 2013 21:06 (UTC)
Живописно.Пожалуй, несколько интеллектуально-отвлеченно.
Философские пассажи по "обращению душ", Атлантида-Гиперборея- созвучны моим собственным размышлениям.Продолжение?
foma_didim
10 дек, 2013 07:21 (UTC)
Продолжение непременно последует. Иначе не следовало и затеваться
andrenapoli
25 дек, 2013 11:26 (UTC)
Извиняюсь, опечатка, "обеТ" нестяжания. В остальном - замечательно!
foma_didim
25 дек, 2013 14:31 (UTC)
Спасибо, исправил
july_murrr
21 янв, 2015 00:46 (UTC)
Прекрасно, только хочу заметить, что де Моле в реинкарнацию не то что верил, но даже знал. Тамплиеры умели вспоминать.
foma_didim
21 янв, 2015 07:23 (UTC)
Был бы рад любой дополнительной информации по этому персонажу. Есть несколько человек на планете, кто таскает внутри себя клетки Души де Моле, и они резонируют, что-то пытаются передать
july_murrr
21 янв, 2015 16:46 (UTC)
Хорошо, расскажу, что знаю. Скайп в личке.
( 9 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com