Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Баня - первый гиперборейский послепотопный храм

Одним из ужасов постпотопной эвакуации была ужасающая нечистота; грязь буквально отваливалась от нас корками. Секс грязных вонючих людей сам себя отрицал; но вымыться до приемлемой чистоты не было ни малейшей возможности. Поэтому трахались по закутам, прячась в чащобах друг от друга, осуществляя фрикции наскороту, зажмурившись от омерзения и набив ноздри мхом - ради продолжения рода, ради жизни на земле. Ради собачьей жизни на земле, за неимением какой-то другой. Кое-как отмывались, отскребались - летом, когда можно было сколько-нибудь долго находиться в реке или же в озере.

Наконец, спроворились на первую примитивную обработку дерева и камня. Соответственно, у нас появились первые убогие каменные чаши для воды, чтобы развести костёр под ними. Начали кипятить воду. Завесили шкурами закутки в пещерах, таскали туда кипяток плошками, бодяжили с холодной водой и как-то намывались. Ежились, потому что из-под шкуры поддувало, и крепко. Первое, что намывали - это члены и влагалища, уж больно оттуда несло. Подмытые, простужались и умирали. Это порождало суеверие, что чистота не к добру. Сколько-нибудь мытые люди становились изгоями. Потом уловили корреляцию между чистотой и болезнями, и суеверие искоренилось, как бы само собой.

Через несколько воплощений вспомнили, как обрабатывать железо, обтесали и уложили первый сруб на очередной стоянке. Пробили дыру в потолке, чтобы дым от костра, расположенного внутри дома, уходил - и не заставлял нас подыхать от угара (мы не сразу поняли, что случилось, когда начали пачками умирать люди). Сделалось повеселее, но подлинной широкой радости от помывки так и не наступало. Оставались: зябкость и ощущение чего-то незаконченного, требующего доведения до совершенства.

Прошло ещё несколько воплощений, и мы придумали веники. Мы догадались, что радость происходит из бодрости и осознанности, а осознанность вытекает из точного знания, что беспросветная собачья жизнь - это внешнее, которое мы, былые гиперборейцы, кармически заслужили. Но эта жизнь не сможет нас сломать до конца, низвести нас до совершенно скотоподобного состояния. Мы всё же люди, а не собаки. И поэтому нужно было тренировать себя, испытывать тело перепадами влажности и температуры - чтобы, погрузившись в собачью жизнь, не превращаться в собак. Хлестаясь веником, мы совершали ритуал. Мы бичевали себя, памятуя о наказании, свалившемся на нас - и одновременно мы себя бодрили, упражняли, приучали Тело-Душу-Дух к стойкости, к продолжению банкета. Через много тысяч лет некто споёт хриплым голосом: "И хлещу я березовым веничком / по наследию мрачных времен". Хлещу по собственной жопе, то есть, - ибо мы сами себе наследие; чем высидели себе эту реальность, тем и отвечаем за неё перед братвой :-). Намывшись, выходили из бани на холод, обтирали себя снегом, лили на себя воду из кадушки. Ревели и рычали от боли, но в этом рёве всё отчётливее проступала нота великой победы - победы над собой.

Наконец, через пару десятков воплощений, через тысячу лет после эвакуации из ледяного плена Полы, мы получили Баню как Храм - с пологом, предбанником, каменкой, на которую можно было плескать из ковшика. Дело было лютой зимой, как сейчас помню. Племена, не успевшие придумать себе храмовую баню, сдохли от холода и отвращения к недомытым себе. А мы - выжили. В том числе потому, что вдруг поняли: ведь храмовая наша баня - она не только мыться, но и трахаться, уединяясь от всех, т.е. получать радость в полноте, два в одном. Мы учредили дежурство. Круглосуточно в первой храмовой нашей бане кто-то мылся и трахался. Или только трахался, а не мылся. Или только мылся (если было уже нечем трахаться, когда на полшестого). Баня работала! А летом, в июле (теперь этот месяц называется так) - о, незабываемое блаженство - мы все вымылись, а потом бросились в озеро, всей стаей. И мы впервые ощутили Настоящую Радость. И в эту подлунную Великую Ночь мы очень много трахались - все со всеми, соблюдая гендерные и возрастные различия. Мы трахались и подспудно нюхали друг друга - чем пахнет, и из каких мест. Пахло отовсюду однотипно - берёзой, травяными растворами, чистотой, теплотой и нежностью. Хотелось непрерывно вдыхать всё это снова и снова, хотелось заниматься сексом не переставая - в озере, на лугу, в храмовой бане, в шалаше, под навесом. Собачье время закончилось, пришло время людей.

Так мы заложили Купалу - и соответствующее богослужение. Потом появились пидорасы, которые сказали, что радость можно извлекать разными способами. Потом появились скотоёбы. Потом скотоёбы объединились с пидорасами и начали трахать наших детей. Когда мы увидели, куда идёт дело - мы убили всех пидорасов и всех скотоёбов. Убили, зажарили и съели. Запили это дело дрянной медовухой, отправились в баню, омыли свои вновь затянувшиеся кармические узлы, а потом снова трахались - все со всеми, но по скорректированным правилам: не больше пяти палок в одни руки (с тех пор пятерка - магическое число). Хорошие были времена, сытные и радостные. Племя росло в геометрической прогрессии. Выжили - и размножились весьма сильно. А, за счет того, что все трахались со всеми, был заложен неколебимый фундамент генетического разнообразия, который выручает нас и по сию пору, спасает от вырождения. Здесь - корневая причина мужской полигамности. Покрыть всю стаю - и только потом умереть от болезней или погибнуть в бою с чужаками, но никак не раньше.

Ещё через пять тысяч лет пришли какие-то уроды с бородами и пририсовали нашей Святой Купале бороду. Бороду Ивана Ивановича Предтечи. На хрена так было делать, спросите у них самих. Теперь это зовётся Иван Купала, примерно как гибрид Михаила Глинки с Елизаветой Глинкой, какой-то двухголовый мутант. Но ничего, всё поправимо.

ПС. Расчесывая в себе кармические воспоминания, склонные к полноте работницы российского общепита выезжают за рубеж, во исполнения ритуала с фривольным названием "гавайские бани". Там их моют специальные кавалеры, обряженные только в гавайские гирлянды, потом трахают, потом опять моют (уже другие), потом опять трахают (уже третьи) - и так ровно до того момента, пока барышни не стукнут ладонью по тазику и не скажут СТОП. В этот момент ритуал останавливается. Пока никто не жаловался; успех у тура, понятное дело, бешеный.

"Моя дочь - тупое мясо для турецкого борделя"

Хорошее название для заголовка в заводской многотиражке. Думаю, обильное множество "дорогих россиян" могло бы дать материал для статьи с таким названием.

Подросла армия глупеньких девочек с увлажнённым сладким местом - обитательниц предместий с неокрепшим поселковым сознанием, любительниц выпить с незнакомыми мужчинами в баре на халяву, а потом съюзить, под видом того, что пошла в туалет. Динамщицы, тоскующие по сладкой жизни на чужой счёт. Иногда даже получившие высшее образвание, но по-человечески не дозревшие, оставшиеся в духовном возрасте старлеток провинциальных колледжей. Энергетически обгрызанные своими родителями в пылающие 90-е, - когда люди залезали в энергетические хранилища будущего, чтобы выжить и выстоять. Марамойка Наина Иосифовна ("институт еврейских жён") поёт панегирики тем временам, выставляя младореформаторов святыми. Ещё один безумный выплеск хуцпы. Катасонов обозвал эту падлу микробом. Это ещё мягко сказано.

Радость обламывается единомоментно и жёстко. Когда очередная "Наташа" собирается на халяву в круиз, с такой же как она, по предоплаченным билетам. На недельку, типо развлечься. Всё что потом - известно по криминальным хроникам.

g Не волнуйся, турецкий! Россия - поставщица Наташ, здесь у неё карма.

Пост двухлетней давности. Хороша ложка к обеду



А, значит, нам нужна одна Вагина
и Жажда - для отцов - чтобы смогли.
Всего одна лишь славная кончина, -
и встанем мы из выженной земли,

подымемся - из мяса, из обрубков,
из оттисков безжалостной судьбы.
Нам не фатальна казней мясорубка.
Плевать на похоронки да гробы.

Мы выжили - заведомо - досмертно.
Расстрел, петля - лишь пауза. За ней -
уж Новый Папа теребенит хрен свой.
И тут же -  Мать, с вагиною своей.

Пихня, трахня, - и вот я снова в теме.
Я яйцеклетка, рыба ли, змея -
зародыш я. Подходит моё время,
и из вагины выползаю я,

как из окопа. Новые сраженья,
рожденья, смерти - все они мои.
Я множим в миллионах отражений.
Я - армии, народы, корабли.

Победа в том, что шиш меня уроешь.
Землёй меня не сдавишь, не покроешь.
Я тысячи вагин преодолел,
терял я в войнах сотни тысяч тел.
А Тело - что ж: берёт да и скисает.
Есть повод для Души - воскреснуть в мае.

Навеяло Победой



А, значит, нам нужна одна Вагина
и Жажда - для отцов - чтобы смогли.
Всего одна лишь славная кончина, -
и встанем мы из выженной земли,

подымемся - из мяса, из обрубков,
из оттисков безжалостной судьбы.
Нам не фатальна казней мясорубка.
Плевать на похоронки да гробы.

Мы выжили - заведомо - досмертно.
Расстрел, петля - лишь пауза. За ней -
уж Новый Папа теребенит хрен свой.
И тут же -  Мать, с вагиною своей.

Пихня, трахня, - и вот я снова в теме.
Я яйцеклетка, рыба ли, змея -
зародыш я. Подходит моё время -
и из вагины выползаю я,

как из окопа. Новые сраженья,
рожденья, смерти - все они мои.
Я множим в миллионах отражений.
Я - армии, народы, корабли.

Победа в том, что шиш меня уроешь.
Землёй меня не сдавишь, не покроешь.
Я тысячи вагин преодолел,
терял я в войнах сотни тысяч тел.
А Тело - что ж: берёт да и скисает.
Есть повод для Души - воскреснуть в мае.

"На языке портфельных инвесторов это называется толкать говно" (с) Пелевин, Священная книга оборотня

манипуляции
Забудьте о классическом ценообразовании на нефть. Нефтяные манипуляции на фьючерсах сродни валютной проституции. Атрибуты те же самые: страпон, анал, фистинг.

Договорились кукловоды начинать отпихивать нефть вниз от хаёв с уровня 50 спот вниз. Подсобрали денег, одновременно надавили из 100 точек по всему свету. Прогнули. Тут же поставили плиту вниз на половину прогиба. Ребята рванулись в лонг, ударились о плиту, тут пацаны надавили ещё раз, для деморализации. Так трахаются слоны: одна фрикция за 10 минут. Вдули, посмотрели, потому снова вдули.

Все эти так называемые рынки - не более чем шоу. Только что поимели бумажное золото, анало-гичным образом. Кукловоды, куклодавы, куклотрахи. Фильм ужасов, с элементами тяжёлой эротики, в жанре snuff. 

"После путча трахать лучше ...

... стало палочкой о барабан.
Жутко радуются путчу
Пионеры разных стран.
Там-тарарам-пам-пам."


Блестящий мини-гэг Ольги Волковой (БДТ), по результатам тех дней. Не осталось ли у кого видео?

Наконец-то Машковцев нарисовал меня

 Нечеловеческая музыка. Но как он угадал?... Гений готовый! Я давно его просил об этом на тонких планах, а он ни в какую. Одни только бабы с голыми сиськами на уме (80% творчества).amashkovtsev .



А еще мне очень нравится "Последний трамвай до Вавилона":

Отцовская мастурбация, Материнский произвол

В Семье у Папы с Мамой не всегда все гладко. Когда Папа чего-то добивается от Мамы, а Мама не дает, Папа, обозлясь, либо насилует Маму, либо забивается в уголок и там дрочит. Результат - безжизненные эгрегоры, фантомы. Например, партия "Единая Россия" или такой же Фронт. Политтехнологическое дрочилово, не подкрепленное ни волей, ни мнением народным, ни его сердечным движением.

Бывает и другое. Мама чего-то хочет от Папы, а Папа то ли не хочет исполнить волю Мамы, то ли не может, то ли Ему лень или неинтересно. В этом случае Мама говорит: "Ну и хер с тобой, урод, рожу сама". И рожает. И мы с этим встречаемся каждый день - с хорошо энергетизированными, но абсолютно лишенными творческой направленности стихиалиями, с хаосом вместо космоса, с демонами, с чернью, с зомбобыдлом, с абсурдом земной участи человеческой.

И происходит по пословице: пизда рожает дураков, а родине нужны герои. Герои, по смыслу Беранже, - это Женихи, грядущие в чертоги чистой Девы. "Ждет Идея, как чистая дева: / Кто возложит невесте венец?". Т.е. есть кто из сынов Земли достигнет, в своем восходящем движении, того, чтобы стать сыном Неба? Или, наоборот, кто из сыновей Неба, нисходя, соделается и сыном Земли?

Или еще шире вопрос: кто помирит Папу и Маму, кто сделается посредником, мостом меж Ними, кто восполнит исходную полярную двоицу до Целого? ДИТЯ. Первым попробовал Христос, реинкарнировавшийся Иисусом. Но не все получилось - Мама не была интегрирована в Триаду в полноте, с Ней не договорились, опять Папа все решил за Маму. Поэтому современная новозаветная троица - это эгрегор, фантом, там только Папа и Сын, а Мама и Дочь нервно курят в сторонке. Нужна Новая Троица, Новый Завет, новая интеграция. И тогда пойдет ток. Папа перестанет дрочить, пизда перестанет рожать что попало. Согласие, согласие и еще раз согласие - вот девиз любого космического кулинара-буфетчика )))

Но ничего, у нас еще масса попыток. Какие-то 10 тыс. последних лет патриархата ... с точки зрения эволюции одной души - ни о чем. Как и 10 тыс. лет матриархата - до того. Ни о чем, все еще только начинается.