Tags: Война

"С войны не держал боевого оружия" (с)

боевое оружие

Завораживает факт, что Семён Семёнович и таксист Володя - это боевые офицеры Никулин и Гуляев, артиллерист и военный лётчик. Поэтому и фраза "С войны не держал боевого оружия" - она особым образом заряжена в фильме, за ней стоит подтекст судеб актёров. И от этого мурашки.

А иногда это превращается в фарс. Когда боевой офицер Папанов, только что сыгравший реабилитированного генерала Серпилина в "Живых и мёртвых", сосредоточенно трудится над дислокацией, где помечены пыхта и туалет типа сортир, Мэ и Жо.

В такой день

Война, - в ней, по правде говоря, нет ничего хорошего. Если выжили, повезло нам. А если не выжили - повезло, что не остались калеками, обрубками, которых потом вывозили на Валаам, чтобы они не застили взор победившему народу.

Всё, что случилось с моими родными в войну - это только боль, голод, страх и отвращение. И, разумеется, никакого пафоса. То же самое могу сказать о себе тогдашнем, воевашем и погибшем. Одна только мысль: когда всё это кончится и доживём ли мы. И не Победа важна, а конец всему. Что всё так или иначе начнётся снова, продолжится. Даже если придётся после войны жить в разбомблённом доме, у которого нет крыши, - под углом.

Сцена. Тётка Таня, на руках отец мой ещё совсем маленький, в небе фашист. Очень близко, видно лицо лётчика. Это Березайка. И этот почему-то не стал расстреливать колонну беженцев, просто облетел её кругом. Очень довольный собой. Если бы он стрелял, мне пришлось бы приходить в другую семью. Да и это был бы уже не я. Не совсем я - такой, как я есть здесь и сейчас.

А тётка Таня в блокаду ела кошку. Они все умерли - те, кто пережил всё это, мои родные. Мать осталась - хлебнувши мордовской эвакуации испуганный ребёнок. И весь этот испуг, этот ужас -  никуда не делся, он осел на тонких планах, вошёл в мою плоть и кровь. Три испуга - расстрельный испуг моей собственной Души, голодный испуг Души моей матери и предсмертный испуг Души моего отца, на которого немецкий лётчик смотрел сквозь прицел. Спасибо, что не выстрелил. Спасибо тебе, безвестный летучий фашист ))).

Наша карма - дерьмо, иначе бы всего этого не было с нами. Мы все заплатили свою цену, что наши, что фашисты. Они тоже победили, потому что они погибли, а дети их остались в живых (у кого-то остались). Они победили, потому что выжили, даже в советских лагерях, на стройках. Опять же не все, но кто-то. И остались те, кто смог рассказать об этом своими словами - Бёлль, Борхерт.

Во Пскове немецкое кладбище укатали бульдозером после войны, в 60-х. Вместе с могилой моего прапрадеда, которому случилось уродиться курляндским немцем. И это тоже по-живому.

И снова про войну. Тревожные сны поисковика

Не смотрите с ухмылкой на пацанов, одевающих дома камуфляж. Не стоит. Этот камуфляж - единственное звено между ними и нами. 
Не стоит нас понимать. Не надо. 
Есть простые вещи в этом мире. Очень простые. 
Я. 
Ты. 
А между нами ведро с костями твоего и моего деда. 
Нашего деда. 
Знаешь, читатель, я завидую им. Да, именно тем пацанам, чьи куски мы носим в мешках из-под сахара, каждую весну. Я завидую им. 
У них была жизнь. 
У нас, вроде бы, тоже есть. 
Бегаем за деньгами по городам и весям. Пыжимся, стараемся. 
Я бы хотел иметь смыслом жизни - поймать ту пулю, которая не достанется другому. Я идиот, правда? Да не стесняйтесь. Я - идиот. Я не хочу бегать за баблом. Мне надоело. Я устал выживать. Я хочу жить. Пусть хотя бы одну секунду. 
Иногда мне кажется - нет! Это не я! Это не мы! Это не я лежал под танками на Лезнинском плацдарме. Это не я шел в атаку на кинжалы пулеметов под Водосом. Это не я жрал толовые шашки в Демянске. Это не я вытекал кровью в снег под Тверью. Это не я бежал с палкой в руке на Синявинские высоты. Это не меня накрыло минометами на Мекензиевых горах. 
Это не меня. Жаль. 
Это не нас... 
Сны... Почти четыре утра сейчас. Сегодня опять приснится поисковый сон. Я знаю. Я привык к этому. Я чувствую их. Почти под утро я лягу спать. Когда проснусь - первое, что мне захочется - выпить. Потому что... 

Collapse )
Вы думаете это я вот прямо сейчас придумал? 
Вот сел и придумал эти сны? 
Думайте как хотите. 
Я после каждого такого сна не могу нормально жить. Я просыпаюсь - и мне хочется нажраться в хлам. 
Я включаю военные песни. 
Я смотрю военные фильмы. 
Я - ненормален. У меня поисковый синдром. 
Я живу не сегодня и не завтра. Я живу в ту войну и она мне снится каждую ночь. 
Об этом знаю только я и только я об этом рассказал. 
Субъективно. Неправильно. Все не так... Все не так... 
Я знаю. 
Не хотите - не верьте. 
Мне все равно.
©Алексей Ивакин.


Телегония на войне

Почему советские солдаты в массовом порядке насиловали немок во время войны? Сейчас пришло осознавание: "непородистые русские кобели" активно портили "породистых немецких сук", чтобы закрыть их как машину для воспроизводства арийской нации, несбывшейся нации планетарных господ. Зацикленность Гитлера и вообще немецкого народа на чистоте расы, чистоте крови - вот так вот отрикошетила, ударила обратным концом мотыги по башке. Это - телегонический удар по Родам Нибелунгов - разумеется, санкционированный на самом верху. Не Сталина имею ввиду, а выше.

И теперь любой туркмен, если пожелает, может в ходе очередной реинкарнации стать немцем, было бы желание. Отсюда - Евросоюз как гимн выживших из ума брюссельских толерасов, протухшая брюссельская капуста. Потомки нации побеждённых - жертвы по жизни. В том числе потому, что в Германии со времён войны реинкарнировалось много евреев, погибших в лагерях. Пришли в немецкие Рода в порядке кармического рикошета, в порядке чёрного урока.

И если сегодня поднимется новый Гитлер и закричит: "За мной!" - никто не откликнется. "Истинные арийцы" - распылены по миру. Только рядом со мной их тусуется добрый десяток человек. Вот, пришли Души в русские Рода, на покаяние и на усиление русской кармической программы. Мы их, конечно, привечаем, хлебом-солью, делаем от них детей - явочно и на тонких планах. 

Лики Победы. Богатыри - не мы ...

Оригинал взят у victoriarossi в Не кажется ли вам, джентельмены, что вы слишком долго прячитесь за моей спиной?
 Прошерстив инет, ничего, кроме мало связанных друг с другом картинок я не нашёл, а подборки фотографий американских фантастов душу тоже не грели. Тогда и подумалось, а чего бы не сделать заставки самому. Учитывая что тема Великой Отечественной войны занимает в моих интересах значительную часть, решил сделать подборку из фотографий с героями этой войны.












































Подборка обоев для Kindle (электронная читалка от Amazon-а) - которые также годятся и для распечатки и поклейки, например, в школах.

Как изменить прошивку и добавить возможность загружать свои изображения, можно прочесть здесь. Полностью подборка (со всеми сведениями об ответсвенности) находится тут.

Сразу оговорюсь, что делалась подборка специально под цветопередачу экрана Kindle, с её приглушённостью тонов и общей чёрно-белостью. Фильтры пришлось применять не от хорошей жизни, а в силу того, что значительная часть, понравившихся мне фотографий, существует в инете в весьма и весьма низких разрешениях или в виде сканов из газет. Ни первое ни второе не добавляет нефильтрованному изображению обаяния, тем более когда тебе необходимо растянуть это, даже на сравнительно небольшое 800*600 Kindle-вское разрешение.

У меня в принципе фильтрование раздражения не вызывает, а местами, напротив, вызывает ассоциации со старыми портретами, рисованными с фотографий, что висели дома у обоих моих бабушек.

Конечно, охватить всех героев войны в рамках небольшой подборки в 20 картинок - невозможно. Скорее получилось нахватать с миру по нитке. Кого-то, как Ольшанского или Гусева искал целенаправленно, кого-то, как Меклин или Завалина - сначала увидел фотографии, потом начал искать нформацию о подвигах.

В будущем я надеюсь расширить подборку, и, может быть, сделать ещё пару новых: с полководцами победы и, возможно, с советскими политическими деятелями 30-х 40-х годов.

  Полностью подборка находится тут.

Дмитрий Безродный

Источник http://arkdecross.livejournal.com/3255.html

Дети на войне

Потрясающий набор фотографий.  Хороший энергетический приход через это у меня. "А сыновья уходят в бой ..." Уходят по предначертанию. И неважно, что молодые, еще ничего не видели. А важно, что это - часть Единого Народа, который бьется за себя, пытается выжить.

"Для меня любой мальчишка с фаустпатроном важнее тысячи мудрецов, заявляющих, что мы потерпели поражение. Я цитирую доктора Геббельса, господа" (с) "Щит и меч"

В войну нам иногда казалось, что эта некая злая жестокая игра, мы поиграем в нее, и она закончится. Но она все никак не заканчивалась и не заканчивалась. Она пропиталась кровью и гноем, эта игра, вошла в наши кошмарные сны. И тогда мы поняли, что это надо просто со смирением избыть, как некую нудную работу по убиванию людей, как командировку, в которую нас послали - далеко и надолго. Сейчас пришло весомое ощущение, как моя душа это переживала ТОГДА.

Очерки кисловодского гестапо. Свидетельствует теща Фомы

Начальником нашего местного кисловодского гестапо был Вельбен, Клаус Вельбен, приятный и, кажется, приличный человек, высокий такой, светловолосый. Гладко говорил по-русски. Гестаповский мундир ему очень шел. Когда он возвращался с работы домой, мы, дети, висли у него на ногах. И вот так он, обвешенный нами с двух сторон, заходил в свой дом, в котором он снимал комнату у одной еврейской семьи. Он всех нас угощал конфетами, а я сидела у него на коленях часто, и он со мной играл. Говорил, что я напоминаю ему его Грету, дочку, что осталась в Германии, где-то под Лейпцигом.

Евреи, у которых Вельбен снимал угол, не могли поверить, что однажды их могут вывезти за город и расстрелять. Они говорили так: этого никогда не случится, ведь немцы – цивилизованная нация. Там был один мальчик, скрипач, очень одаренный. Однажды моя мать напрямую спросила у Вельбена: «Если вам отдадут приказ расстреливать евреев, Вы будете его исполнять?» Он ответил мне: «Вот вы, русские. Представим себе, что я попал к вам в плен, и вам отдают приказ расстрелять меня. Неужели вы меня не расстреляете? Конечно, расстреляете. Если будет приказ, и я откажусь стрелять в евреев, то будут стрелять в меня. Вариантов нет». Так и случилось. Пришел приказ из Берлина, в одну ночь все евреи были вывезены за пределы Кисловодска и расстреляны. Тот одаренный мальчик-скрипач, он тоже погиб. Там еще была одна девушка-еврейка, которая пела во время своего расстрела. Она пела так хорошо, что немцы не могли сдерживать слез, когда открывали огонь.

После акции Вельбен переселился из маленькой комнаты в большую. А в маленькой комнате он поселил Вебера, своего помощника.

В Кисловодске никогда не было партизанского движения. Были герои-врачи, спасавшие раненых в госпиталях, но партизан не было. Когда немцы из Кисловодска ушли, внезапно обнаружилось, что партизаны были, и их было до того много, что даже создали отдельную партизанскую экспозицию в местном краеведческом музее. Удивительно.

Беспомощность на войне

Беспомощность моей бабушки Ксении Юльевны, когда на ее руках умирает от голода сын сколько-то там дней от роду, а кормить нечем, потому что молока нет, и вообще нечего есть. Эвакуация, Мордовия. А еще беспомощность, что растут ногти и завиваются, а дед взял в эвакуацию все, кроме ножниц.

И приносит потом мордовка, уже когда похоронили Володю, яичко моей бабушке и говорит: "Поешь, Юльевна". И вся семья - бабушка Кася, дедушка Коля, мать моя Таня - едят это яичко. И это яичко плавно переходит в меня, в мои гены, в мою кровь и в мою память. И тут уже не стоит вопрос - забыть это или помнить, войну эту. Это просто ВНУТРИ меня - и внутри всех нас, это наша природа.

А еще есть такая беспомощность, когда пытаешься угнать грузовик, находясь в глубоком немецком тылу, а он не заводится. И ты проиграл. А потом с тремя пулями в теле ты лежишь в окопе, наскоро закиданный землей, а твоя душа все это видит - и технично, уже в который раз, улетает Домой. Чтобы потом родиться у мамы Тани. И уже нет войны, и яичко то давно съедено.

Но она есть. Война.

Между землей и небом - война

Это когда оккупант понимает, что сопротивления не сломить, и тогда он включает тактику выжженной земли, не оставляя места для жизни, при полном попустительстве супа. Нам нужно сохранить этот дом и этот мир для себя. Надо набраться терпения. В войну люди тоже при бомбежке спускались в убежища, а потом вылезали оттуда и продолжали жить. То, что источник атаки находится в Азии, никого не должно вводить в заблуждение. Нужно четко понимать, кто привык зачищать поляну и мочить в сортире, чей это почерк. Лилипуты гадят, факт.

"Господин претор, вы говно" (с) Бродский, "Мрамор"